Негатив и стартапы

Фото: techcrunch
Фото: techcrunch
В мире стартапов 2017-ый сложно назвать годом хороших новостей. Неоднократно мы сталкивались с дискуссиями на тему инновационных технологий, продукты которых “опасны, глупы, бесполезны, а иногда и объединяют все перечисленные черты”. При этом руководители IT-компаний исправно подливали масла в огонь: нарушали законы в погоне за прибылью, выпускали продукты, оскорбляющие целые этнические группы, а затем закатывали шумные вечеринки, где в качестве статистов нанимали моделей, чтобы отвлечь внимание общественности от пропаганды гендерного неравенства. И это лишь вершина айсберга, – здесь и далее пишут на techcrunch.com

Каждая из этих историй показывает особую безнравственность и бесчувственность, которые все больше захватывают технологическую отрасль. Возможно, именно поэтому пресса все чаще с негативом отзывается о новых стартапах, тем самым стимулируя общественный скептицизм по отношению к новациям. И, в отличие от любой другой отрасли, в технологической сфере скептицизм – очень плохой союзник в процессе создания уникальных технологий для богатого, справедливого и равноправного мира будущего.

Влияние стартапов на общество

Понятно, что мы не должны закрывать глаза на случаи сексуального насилия над людьми или пропускать мимо ушей трансфобные комментарии. Но как относиться к созданию ИИ-автозагрузчика, который, с одной стороны, может лишить работы сотни тысяч рабочих, но при этом уменьшит стоимость доставки товаров для каждого потребителя? Это чистое зло, скрытое добро или нечто среднее между ними?

Эрин Гриффит в статье для Wired, рассуждая о насущных проблемах, стоящих перед технологической отраслью, утверждает, что скептицизм в отношении инноваций, в большей степени порождает информация о том, как и кем эти стартапы создавались.

Вне пузыря, все по-другому. Мы не развиваем стартапы, которые заведомо готовы идти на нарушения правил. Мы точно также опасаемся неограниченности искусственного интеллекта и его потенциала, в том числе и в аспекте ликвидации определенных рабочих мест и даже профессий. И в чем уж мы точно не уверены, так это в обещаниях технологических лидеров по обеспечению полной безопасности использования инновационных продуктов для следующих поколений. Ведь после ряда разоблачающих заголовков культура стартапов у нас больше не ассоциируется с пинг-понгом или толстовками, а предстает прогнившей и уродливой.
Эрин Гриффит (фото: Bill Wadman)
Эрин Гриффит (фото: Bill Wadman)

И хуже всего, что несмотря на всю критику, последние несколько лет не принесли никаких изменений:

Критика со стороны правительства, СМИ и общественности все больше ратует за регулирование инноваций, как со стороны антимонопольного законодательства, так и в сфере достоверности рекламы. Только сейчас некоторые руководители начинают осознавать свою значимость в грядущих переменах. Но для большинства – это просто бизнес и они продолжают возводить свои “апокалиптические бункеры”. Они все еще надеются, что обвинения в сексуальных домогательствах окажутся лишь охотой на ведьм. Они нанимают моделей, чтобы “заполнить” пробелы на праздничных вечеринках и поддерживают друг друга в Burning Man. Они все еще спрашивают “А возможно ли что-то сделать?”, а не говорят “Что мы должны сделать?”.

Таким образом Гриффит взывает к лидерам стартапов, указывая на то, что будущее их проектов стоит именно за балансом того, что они могут сделать, и того, что должны.

Влияние общества на стартапы

С одной стороны Гриффит права: стартапы должны осознать важность влияния их конечных продуктов на общество. Но есть и другая сторона, где проектам приходится нести реальные убытки, связанные с такого рода скептицизмом.

Пессимизм, однозначно, не вписывается в алхимию создания стартапа. Ведь подобные проекты уже по своему определению являются оптимистичными предприятиями, иногда абсолютно безрассудными, которых обычные предприниматели старались бы избегать. В этом плане критика очень сильно влияет на технологии, ведь многие потенциальные инновации сворачиваются прежде, чем доходит до реализации проекта.

На самом деле, подобная практика “обличающих атак” отнюдь не нова. В 60-х годах, когда вокруг войны во Вьетнаме не утихали общественные протесты, нападкам подверглись многие сторонники развития и популяризации вычислительной техники. Под шквал критики, как правило, попадали университетские городки, которые занимались “секретной работой” для Министерства обороны США. Одним из печальных примеров такого противостояния стал Университет Стерлинг-Холл в Висконсин-Мэдисоне, кампус которого был заминирован протестующими, требующими остановить исследования для правительственных военных целей.

Плакаты ФБР о розыске виновников инцидента (фото: Wikipedia)
Плакаты ФБР о розыске виновников инцидента (фото: Wikipedia)

Тем не менее, сегодня разве что единицы будут требовать остановить процесс разработки и развития компьютерной техники, чтобы вернуться к до-цифровому времени. Однозначно, мы не должны использовать компьютеры для увеличения числа жертв среди гражданского населения, но мы можем использовать их для решения сложных научных и медицинских проблем. Это как раз и есть основная цель реализации большинства современных технологий: каждое новое изобретение может иметь многократное применение. Поэтому в долгосрочной перспективе предусмотреть позитивные и негативные сценарии использования инноваций достаточно сложно.

Рассмотрим данную проблему на примере такой пограничной технологии как генная инженерия. Скептики утверждают, что генная инженерия приведет к дистопическому миру, где богатые смогут наслаждаться бесконечной жизнью в роскоши, в то время как “рабочий класс” (обслуживающий высшее общество) будет регулярно уничтожаться, путем замены одной партии людей на другую.

С другой стороны, генная инженерия потенциально может не только спасти жизни миллиардов людей, но и улучшить ее для множества других. Возможно, мы научимся выращивать искусственное мясо, тем самым перестав уничтожать животных. А может, мы получим совершенно невообразимые способности, о которых сейчас даже и не подозреваем. В этом и заключается одна из главных проблем извечных дебатов “за и против” инноваций: концепция не дает нам четкого и гарантированного представления о дальнейшем развитии событий.

Сама по себе технология не может быть безжалостной. Она становится таковой лишь в кругу наших культурных и социальных норм.

Оглядываясь на опыт прошлого, разработчики и новаторы не должны прекращать свое движение, ни под шквалом критики, ни в страхе перед “неизведанным”. Они не должны бояться создавать технологию, которая бы знала как добро, так и зло, но при этом стремилась к добру.

Наше общество несовершенно и его развитие зависит от движения, вектор которому будет заложен в инновациях.

Источник: techcrunch