Выбор капризной Каприс

Шумит-гудит восточный базар, конца и края нет торговым рядам, магазинчикам; день ходи, всё не обойдешь. Вот на самом отшибе пёстрого раздолья пристроилась лавчонка, неказистая на вид, но с явно призывно-притягивающим настроением. Кто мимо идёт, обязательно заглянет. А как не зайти, если на древней кипарисовой вывеске красиво вырезано "Лавка магических диковин"?

Огромные карие глаза принцессы Каприс от неожиданности и восторга стали заметно больше: словно крупные виноградины вдруг превратились в очаровательно сочные сливы. Она остановилась на миг, а затем смело вошла внутрь диковинной лавки. За ней безропотно последовал слуга-циклоп, который едва протиснулся в просторные двери. Огромную торбу ему пришлось оставить у входа.

- Беру семь самых магических, - сказала Каприс, срочно желающая прочной любви от давно определенного избранника.

- Не жадничайте так, красавица-раскрасавица! - невольно упрекнул кентавр за прилавком.

У статного Ходжи были рыже-фиолетовая грива и проницательные зеленые глаза, которыми он видел любого, даже самого неожиданного, покупателя насквозь. Предки продавца точно приятельствовали с давным-давно мифическим Хироном, может, даже учились у него премудростям жизни, невероятным наукам и реальной магии.

- Послушайте меня внимательно, - начала плести интригу безнадежно влюблённая Каприс, обводя лавку магических штуковин придирчивым и оценивающим взглядом, - нам надо рассуждать по-взрослому, так? Вот и давайте вернется к нашим диковинам...

- Кажется, я от них ни на шаг пока не отходил, - в доказательство этого Ходжи легонько притопнул всеми копытами, своеобразным па остроумно показывая, что он весь здесь, в лавке магических товаров и любовных снадобий.

- Почему-то я верю, - скептически допустила избалованная всеобщим вниманием принцесса. Она грациозно села на довольно высокий прилавок и взглянула кентавру прямо в глаза. - Ваши диковины вправду магические и реально помогают в практических чувствах настоящих людей?

- Волшебнее и надежнее не бывает, - ответил кентавр-торговец. - У меня имеются реально магические товары из дальних-дальних краев, а иные и вовсе внеземные. А еще попадаются совершенно невероятные экземпляры для безумно влюблённых. Возможно, у всего разнообразия и бывают пределы, однако, лично я не ведаю про такие...

- Зато я знаю, кто тут самый хитрый ловчила, - хмыкнула самодовольная Каприс, задорно кивнув слуге: мол, подтверди.

- Кому и ведать об этом, как не вам, проницательная красавица, - подтвердил всегда терпеливый Ходжи, с некоторой опаской взглянув на её циклопа-помощника.

- Я ведь очень умная покупательница и знаток всяких магических вещиц, особенно, если они приносят удачу в любовных делах, - многозначительно молвила принцесса.

- Довод весьма убедительный, - с мало заметной иронией согласился весьма сообразительный кентавр, снова взглянув на грозного слугу.

- Какой такой довод? В чём я вас убедила?

- Я теперь точно понял, кто в лавке чудес - ловкач и обманщик в делах сердечных...

- Правильно понял, - призналась Каприс. - Обожаю вот таких забавных и сообразительных, даже, если они - самые отчаянные пройдохи.

- Я тоже ценю таких подозрительных и самонадеянных девушек, - усмехнулся кентавр. Он взъерошил эффектную гриву, ехидно улыбнулся и, не мигая, стал рассматривать влюблённую принцессу.

- Моё положение позволяет требовать отличного товара. Ведь я, возможно, буду покупать магические диковинки целыми торбами. А такие покупатели всегда и во всём правы, не так ли?

- Может быть, мой опыт этого не подтверждает...

- Вы это поймёте, если не хотите завтра же разориться, - уверила настойчивая Каприс и стала придирчиво разглядывать полки по ту сторону прилавка. Они были заставлены разными, самой необычной, даже невиданной, формы предметами. - Так вот, скажите, что у вас насчёт этих магических амулетов и диковинок.

- Да? В чём конкретно вопрос-то?

- Что это за обман и махинация?

- Если я продаю магические диковинки и необычности - разве это обязательно махинация?

- Ещё бы! - сказала крайне подозрительная и дотошная принцесса Каприс, обернувшись на своего циклопа, топтавшегося у входа. - Вы хоть знаете, что такое настоящая любовная магия?

- Должен бы знать...

- Разумеется, что должны. Но точно ли знаете?

- Безусловно. По-моему.

- Тогда поясните детально, что такое реально лучшая магическая диковина?

- Ха! - Кентавр дёрнул гривой, и цвет её сразу стал густо фиолетовым. - Так вы не знаете сами?

- Покупаю их десятками. Я - крупный знаток такой магии!

- Правда? - усомнился лукавый кентавр-маг. - Как ваше драгоценное имя?

- Каприс. Принцесса соседней Ассиверии.

- Никогда, к сожалению, о вас не слышал...

- И не могли, ведь для этого надо уметь не только колдовать, но читать, - горделивая ассиверийка Каприс набрала воздуха в лёгкие и назидательно продолжала:

- Магический амулет - это штучная диковина, которая получается в одном случае из миллиона. Волшебные частицы - ну, какие-нибудь колдовские лучи - бьют, к примеру, по генам зверей или растений, и когда приходит срок, в природе появляется нечто диковинное и восхитительно полезное в любовной магии. Так что...

- Неверно! - вдруг резко оборвал её мудрый, но дерзкий кентавр. - Магическое нечто - это диковинка с радикальным изменением естественных свойств или физического состояния, передающая человеку, предметам - независимо от того, искусственными или естественными причинами это вызвано - заданные необычайные способности. Свойства всех моих чудодейственных артефактов, диковинок реально придают и людям, и предметам волшебные свойства: из чего следует, что мои магические товары - настоящие.

- Значит, вы продаёте различные магические диковинки и даёте гарантию, что каждый товар будет обладать такой же волшебной силой, что и заявлено?

- Именно так.

- Тогда вы, наверное, Сам, - сказала Каприс, вскинув свои огромные глаза к потолку.

- Ваше недоверие и подозрения ничем не оправданы, - с легчайшим негодованием отозвался стойкий маг Ходжи.

Будто ничего не слыша, принцесса Каприс снова обвела пристальным взглядом ряды шкатулок, ваз, кувшинчиков, амфор.

- Что вот это такое?

- Самые удобные для магической торговли сосуды.

- Это я и сама вижу. А что в этих больших амфорах - настоящее магическое любовное зелье? А в коробочках и шкатулках - колдовские порошки?

- Не говорите таких несусветных глупостей.

- Я никогда не говорю глупостей, - заверила настойчивая и весьма самоуверенная принцесса Ассиверии. - Вы торгуете магическими снадобьями, редкостями - должны же вы где-нибудь их хранить...

- Да, торгую. Семь веков торгую.

- Так завлекательно это вырезано на древней вывеске. Не пойму, в чём тут обман и махинация?

- Я же говорил вам - никакой махинации нет, ни малейшего обмана тоже.

- Прекрасно, прекрасно. Я же ценнейшая покупательница. Покажите мне несколько магических диковинок - чуть изящнее, посильнее. Что-нибудь для любовного свидания и волшебной ночи...

- У меня не парфюмерная лавка, - отозвался невозмутимый кентавр. - Вам, вероятно, нужно колдовское зелье с восхитительным ароматом шафрана и ванили. Вы бы им сразили своего принца-избранника наповал...

- Пусть вас это не волнует. Магическое любовное снадобье или диковинку, пожалуйста, - больше я ничего у вас не прошу.

- Что-нибудь определённое? - спросил дотошный маг Ходжи, скосив глаза на слугу-верзилу.

Принцесса Каприс задумалась. Отвернувшись от продавца, она долго терзала взглядом циклопа. Тот довольно быстро сдался, покорно прикрыв горящий глаз.

- Хорошо... Я хочу купить сладкоголосую синюю птаху из чистого золота работы мастера-волшебника. Она должна быть с ярким хохолком и перламутровым хвостиком. И желательно в ажурной, почти невесомой, но исключительно золотой клетке, украшенной сапфирами.

- Именно такого сейчас в продаже нет. Мне придётся срочно такую диковинку специально заказывать для вас, принцесса...

- Что вы говорите! Вы удивитесь, но я почему-то такого именно ответа и ожидала. Как ассиверийская принцесса и опытная собирательница магических диковин чувствовала заранее, что моя просьба не будет тут же исполнена!

- Нужно четыре недели, может быть, даже пять, - предупредил осторожный кентавр-маг, не став даже смотреть на мрачного одноглазого великана.

- В этом я и не сомневалась. Недели и годы. Да что там - века! Может, всю вашу жизнь?!

- Я мог бы предложить вам миниатюрного и восхитительного единорога, - продолжал тактичный торговец Ходжи. - Разумеется, он будет чуть крупнее птички-невелички, зато в большой золотой клетке...

- Даже на день рождения давно не берут единорогов. Это - не любовная магия уже, а дикая пошлость!

- Согласен, эти милые зверушки почему-то слегка приелись многих влюблённым. - Ходжи вздохнул с лёгким сожалением, привычным жестом пригладив теперь уже рыжую чёлку. - Наверное, мне не по силам исполнить нынче ваш изысканный заказ на магическую диковинку.

- Сейчас же продайте мне, ценной покупательнице, обещанный товар! Пусть это будет обычный сказочный белый ручной единорог с красивой золотой уздечкой! - почти прокричала обиженная и оскорблённая в лучших чувствах принцесса Каприс. Слуга-циклоп грозно приблизился к прилавку.

- С превеликим удовольствием! - галантный Ходжи, откинув красивый ковер, направился в дальние закутки лавки чудес, - всё ради ваших прекрасных глаз, принцесса Ассиверии...

Как только цокот копыт кентавра затих, бойкая и упорная в любви Каприс схватила изящную бутылочку из венецианского стекла. Сосуд был полон изумрудов и рубинов. Принцесса тряхнула бутылочкой несколько раз, камни заиграли волшебными цветами, переливами и необычайным блеском. Каприс разочарованно вздохнула: таких диковин у неё во дворце было немало. Принцесса лениво вернула драгоценную бутылочку на полку. И вовремя: кентавр тут же вышел из-за цветистого ковра, словно специально выжидал удобный момент.

Тактичный Ходжи вернулся не с пустыми руками. Он привёл очаровательного персидского единорога.

- Вот смотрите - прекрасный и необычный подарок, - трепетно молвил кентавр-маг, выводя из-за прилавка белого ослика.

- Да уж вижу, - презрительно сказала Каприс. - Думаете, это остроумно дарить избраннику сердца трёхногого осла с шестью глазами?

- По-моему, весьма мило и символично. И рог у него, кстати, из чистого золота...

- Мило? Символично? Это и так про меня понятно: кто сомневается, сразу казнят на городской площади. И нет тут совершенно никакой любовной магии!

- Разумеется, принцесса Ассиверии лучше всех в этом разбирается, - тихо сказал разумный кентавр Ходжи, тряхнув фиолетовой гривой, - ведь вы главная собирательница диковин и атрибутов практической магии на всём обозримом Востоке.

- Отлично, хоть в чём-то я вас убедила. Но, может, подойдём к нашему вопросу с другой стороны: вы продаете магические диковинки или снадобья для колдовства?

- Конечно, я торгую волшебными необычными вещами, - согласился маг-продавец, снова осторожно взглянул в горящий глаз слуги-циклопа.

- Вот! - Каприс торжествующе стукнула нежным кулачком по гладкому прилавку. - Но минуту назад кто-то упорно предлагал дорого приобрести уродливого белого осла...

- Но вы же, принцесса, его сразу отвергли, - кентавр осторожно потеребил задними ногами. - А за свои диковины я беру дорого! А как же иначе: реальная магия не может быть дешёвой. Априори!

- Ясно, что априори. Но даже мне, щедрой Каприс, непонятно, как же вы тогда торгуете? К примеру, что вы хотите за настоящего персидского единорога? Или, может, циклопа моего в обмен на подлинную магическую диковинку возьмёте?

Осторожный маг Ходжи обошёл прилавок и доверительно сообщил условия сделки принцессе.

Сметливая и прижимистая Каприс, выслушав пожелания кентавра, торжествующе произнесла, обращаясь к слуге:

- Ну, сейчас мне понятно, кто в этой лавке чудес и магии ловкач и обманщик! Надо же такое оправдание придумать...

- В настоящей магии, как и в подлинной любви, нет лёгких путей, - невозмутимо заявил Ходжи. - Драгоценных камней со всего света всегда много: вот у меня две полки забиты шкатулками, вазами и прочими сосудами с таким добром. Обычно же всем магам не хватает живительного волшебства, колдовской субстанции.

- Могу себе представить, - иронично заметила Каприс, загадочно посмотрев на слугу-циклопа.

- Ладно, я согласна, слово принцессы Ассиверии! Покажите мне хоть один настоящий магический артефакт, желательно с любовным уклоном, и я вас тут же озолочу. В противном случае - вас сегодня же казнят на дворцовой площади.

- Честно говоря, я сам - ходячий магический экспонат, - с достоинством и гордостью произнёс Ходжи.

- Ах, вот как теперь? С этого и надо было начинать, любезный! Сей же миг отвечайте: какие чудеса вам доступны? На какую магию способны?

- Я на всё способен. Ну, к примеру, я - точно мастер любовной магии.

Каприс озорно хихикнула.

- Получается, вы меня, принцессу, водили за нос, хотя давно могли помочь в делах сердечных?

- Разумеется, мог.

- И почему вы медлите? Действуйте-злодействуйте! Мне срочно требуется прочная любовь моего избранника - чтоб на века.

- Легко, только мне требуется и ваша любовь и помощь, - заявил Ходжи, протягивая принцессе миниатюрную шкатулочку. - Только она не продаётся, потом ваш слуга вернёт её в лавку...

Покрутив в руках сапфировый ящичек, Каприс осторожно открыла его. В нём оказался тончайший перламутровый порошок. Принцесса слегка вдохнула магическое содержимое шкатулки.

Когда она вкусила аромат, он явно пришёлся ей по настроению. Волшебная любовь уже близко! Казалось, что в голове пронеслась вся недолгая пока жизнь принцессы. Вдруг, без плавных переходов, Каприс вернулась к нынешней реальности. Она неуклюже сидела на золотых качелях. Почти как настоящая птичка-невеличка в красивой золотой клетке. Словно подтверждая это, прямо перед глазами принцессы колыхалась ажурная решётка.

Каприс напряглась и с невероятным усилием присмотрелась: через тонкие золотистые прутья виднелась блестящая поверхность большого стеклянного сосуда. Похоже, это - бутылка из необычного стекла. Наконец, через три мгновения, принцесса смогла посмотреть прямо на огромный сосуд и - чётко увидела близкое отражение. Каприс легонько качнулась в сторону, потом - в другую. И странно, это необычное отражение в стекле качалось в такт с капризной принцессой. Озадаченная Каприс, чуть прищурив карие глаза, слегка потрясла головой. Отражение, к немалому удивлению принцессы Ассиверии, тоже трясло головой. Правда, эта голова была неожиданно странной. Каприс видела точёную ярко-синюю головку с тонким клювиком, а на макушке торчал дерзкий золотой хохолок.

Видение принцессы Каприз
Видение принцессы Каприз