"Удобная поза". Текст художественный

"Удобная поза". Текст художественный

Она постучалась в дверь комнаты племянника. Три раза тихо и два раза громко, на автомате открыла и сказала «Доброе утро! Ты собрался?»

В полной тишине на полу лежал человек одетый в костюм темно-синего цвета. Глаза закрыты, идеальный пробор на голове. Одна рука сжимала лацкан пиджака. На губах легкая улыбка, как-будто сейчас видит приятный сон. Ей пришлось повторить «Андре, доброе утро! Не время для медитаций». В ответ ни звука и движения. Подошла со стороны головы и взъерошила идеальный пробор на черных волосах «Вставай дружок» ничего.

Кровать в комнате заправлена, чистый порядок во всем, что в ней находится. Только на ковре с высоким ворсом лежит темно синий костюм, который уже опаздывает на работу.

Племянник лежал в удобной позе усопшего фараона. Стоит пояснить что значит удобная поза в данном случае. Представим опавший лист с дерева, который хаотично слетает и ложится на землю. Никто ему претензий не предъявит, мол что ты упал неправильно и лежишь теперь неудобно. Вот и человек на ковре, как лист березы никто не упрекнет, что ему нужно передвинуться, переложить руки или выпрямить ноги. Видно сразу, он полностью расслаблен и получает если не удовольствие, то телесное спокойствие.

На стене комнаты висят часы старого типа с заводным механизмом, которые достались по наследству от деда. Заводились в редких случаях, когда о них вспоминали. В остальное время служили предметом декора без обязательства выдавать точное время. Обошла лежащего уже с легким волнением и разглядела что-то у его ног. Розово-красное, похоже на кожаный мешочек без шнурка, в котором раньше носили золотые и серебряники. Такой наверное был у Бильбо Бэггинаса, только большего размера, этот слишком маловат. Опустившись на колени, ближе, она воскликнула — «это же язык!», — и не помня себя выбежала из комнаты.

На последних ступенях лестницы она подвернула ногу и упала, при этом не получив особых повреждений. Только каблуком успела оставить глубокую борозду на паркете, когда поднималась.

«Он откусил себе язык? Что… Это был язык? Его язык…». Бормотала нервно на ходу. Нужно позвонить в скорую, полицию, пожарным сообщить… Сначала предупредить людей на его работе, ах зачем… Крови не было! Она остановилась. Если он перекусил себе язык, то должен истечь кровью и она бы это заметила. Любой бы заметил. Лицо было естественного цвета. Хотя, шторы были затянута и свет входил тускло, могла и неправильно определить, но крови точно не было, даже при таком освещении она была уверена в этом. А что если лежащий на полу кусочек, это не то, что она подумала. Получив нервный шок, ей показалось и она перепутала красный носок или платок выпавший из кармана за перекусанный язык. У Андре был красный платок? Наверное, да, да конечно, он носил его. Паршивец! Разыграл. Я покажу тебе шутку посмешнее, когда вновь окажешься передо мной. Ему придется бежать близко к скорости света, чтобы уйти от наказания. Разыграл самым глупым образом, а я сразу пошла на поводу. Андре! Андре, я знаю, что ты… — громко кричала тетя поднимаясь обратно в комнату. Перед дверью она затихла и прислушалась. Еле заметный шорох, очень легкий звук движений. Вот и попался. Андре, я знаю, что ты любишь подшутить над своей тетей, но это уже слишком. В комнате синий костюм лежал на своем месте, не сдвинувшись даже на сантиметр, та же рука хваталась за лацкан.

У ног племянника, там где лежал язык, который она видела пять минут назад, сидела огромная крыса державшая в своих лапах розово-красный мешочек. Женщина громко закричала, крыса осталась на месте.